FIDH: Нападения на энергетическую инфраструктуру с точки зрения международного гуманитарного права

27 December 2022, 10:59 AM
FIDH: Нападения на энергетическую инфраструктуру с точки зрения международного гуманитарного права

Киев, Украина (Фото Maxym Marusenko / NurPhoto via Getty Images)

С начала октября резко усилились российские удары по энергетической инфраструктуре Украины. В результате почти еженедельных обстрелов электростанций и других энергетических объектов миллионы украинцев по всей стране страдают от массовых сбоев подачи электроэнергии и воды. Эксперты предупреждают, что в условиях суровой предстоящей зимы гуманитарная обстановка может резко ухудшиться. В этой статье Международная федерация за права человека (FIDH) анализирует, почему российские удары по украинской энергетической инфраструктуре нарушают международное гуманитарное право и могут быть квалифицированы как военные преступления.

После успешного контрнаступления Вооруженных сил Украины (ВСУ) в Харьковской области в начале сентября российские вооруженные силы нанесли многочисленные удары по энергетической инфраструктуре Украины, включая вторую по величине теплоэлектростанцию страны – Харьковскую ТЭЦ-5, а также Пивденноукраинскую атомную электростанцию под Николаевом. С 10 октября число таких обстрелов резко возросло: было зафиксировано девять волн масштабных ударов по энергетической инфраструктуре Украины. Каждую волну можно описать как обстрел из 70–100 ракет, крылатых ракет или дронов, выпущенных в течение нескольких часов. В ноябре, по данным украинских властей, около 40% энергетической инфраструктуры страны было серьезно повреждено; фактически ни одна тепловая или гидроэлектростанция не осталась неповрежденной. По данным членских организаций FIDH, Центра гражданских свобод (CCL) и Харьковской правозащитной группы (KHPG), российские удары вызывают массовые отключения электричества и воды, от которых страдают миллионы людей по всей стране. Кроме того, сотни гражданских лиц были убиты или ранены в результате российских нападений на инфраструктуру.
10 декабря Россия с помощью дронов-камикадзе иранского производства нанесла удар по одесской энергосистеме, лишив 1,5 миллиона человек электричества, возможно на несколько месяцев – несмотря на то, что противовоздушной обороне ВСУ удается сбить все больше и больше российских ракет и дронов.
8 декабря президент России Владимир Путин публично подтвердил, что удары были намеренно направлены против энергетической инфраструктуры Украины.
Российские атаки на украинскую энергетическую систему являются незаконными с точки зрения международного гуманитарного права (МГП), в частности, первого Дополнительного протокола 1977 года к Женевским конвенциям. Этот международный договор регулирует ведение военных действий и был ратифицирован как Россией, так и Украиной.

Нападения на энергетическую инфраструктуру с точки зрения международного гуманитарного права

Международное гуманитарное право запрещает нападения на гражданское население и отдельных гражданских лиц, а также требует от сторон вооруженного конфликта всегда проводить различие между военными и гражданскими объектами. Нападения могут быть направлены исключительно против военных целей – объектов, которые в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия и разрушение которых, в конкретных обстоятельствах, дает нападающей стороне явное военное преимущество. Стратегия России – намеренное смешение военных и гражданских целей – ведет к эскалации конфликта в Украине и может привести к его перерастанию в «тотальную войну». За преступления, совершенные против украинского населения, должны будут ответить не только солдаты, но и их командиры и руководство России, например, в украинских судах, на основе принципа универсальной юрисдикции, в международном уголовном суде (МУС), специальном трибунале и т. п.
Более того, международное гуманитарное право запрещает акты насилия, основной целью которых является террор гражданского населения.
В этом отношении заявления российских государственных лиц или депутатов Госдумы, называющих атаки «предупредительными ударами» или «ударами возмездия» для того чтобы украинское гражданское население «замерзнуло и сгнило» свидетельствуют о том, что удары были нанесены с намерением терроризировать население путем постоянного нарушения энерго- и водоснабжения. Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России, открыто заявил, что украинское руководство «имеет все возможности урегулировать ситуацию [удары по энергетической инфраструктуре] таким образом, чтобы выполнить требования российской стороны, и прекратить, соответственно, всевозможные страдания местного населения». Российское руководство осознает, что оно терроризирует украинское население, и упорно продолжает использовать его в качестве инструмента, вопреки всем правилам приличия и несмотря на неэффективность этой стратегии, пытаясь выйти из тупика, в который оно себя загнало.
Кроме того, МГП запрещает повреждение и уничтожение объектов, необходимых для выживания гражданского населения, «с конкретной целью лишить его средств к существованию». Хотя в статье приводятся примеры таких объектов, включая продукты питания, посевы или сооружения для снабжения питьевой водой, этот список не является исчерпывающим и может включать другие объекты, которые считаются необходимыми, включаяэлектричество и водоснабжение в целом. Даже если объекты защищенные этой статьей становятся военными целями, они могут подвергаться нападению только в том случае, если они используются либо исключительно для снабжения личного состава вооруженных сил противной стороны, либо, по крайней мере, для прямой поддержки ее военных действий. Однако даже в этом случае такие нападения являются незаконными, если они приведут к нехватке продовольствия или воды у гражданского населения.
Применяя эти правила к российским атакам, наш предварительный анализ показывает, что электростанции и другие объекты энергоснабжения являются гражданскими объектами, поскольку они не соответствуют определению военной цели с точки зрения международного гуманитарного права. Таким образом, Россия нарушает целый ряд правил МГП при нанесении ударов по этим объектам. В условиях, когда температура в Украине зимой может опуститься до -20 градусов, электричество для отопления и водоснабжение становятся необходимыми для выживания гражданского населения. Учитывая низкие температуры, разрушение энергосистемы может привести к нехватке продовольствия, а также может вынудить гражданское население покинуть страну, ища убежище в других частях страны или за рубежом.
Наконец, 8 декабря президент России Путин публично подтвердил, что российские атаки были преднамеренно направлены на украинскую энергетическую инфраструктуру. Однако попытка оправдания в виде риторического вопроса – «Но кто начал?» – неубедительна. Из общедоступной информации следует, что удар по Крымскому мосту (если он были совершен украинской стороной), а так же по нефтехранилищу в Курской области, соответствовали международному гуманитарному праву. К тому же, стороны вооруженного конфликта обязаны соблюдать международное гуманитарное право «при любых обстоятельствах», независимо от того, соблюдает ли его противник или нет. Таким образом, предполагаемые нарушения со стороны Украины никогда не могли бы оправдать нарушения МГП Россией. Наконец, даже если атаки ВСУ были незаконными, репрессалии против гражданского населения или гражданских объектов строго запрещены.

Международная ответственность: перспективы

В целом, нападения на энергетическую инфраструктуру российскими вооруженными силами являются нарушением международного гуманитарного права. Они свидетельствуют о еще более жестоком повороте событий в конфликте, который сейчас напоминает «тотальную войну». В то время как представители многих государств неоднократно осуждали нападения России, в том числе на экстренном заседании Совета Безопасности ООН после ударов 23 ноября, Независимая международная комиссия по Украине уже объявила, что продолжит расследование правомерности российских атак. Если нападения на гражданскую инфраструктуру совершаются умышленно, они являются военными преступлениями и могут преследоваться в национальных юрисдикциях или в Международном уголовном суде (МУС), юрисдикцию которого Украина признала в соответствии со ст. 12(3) Римского статута.

Оригинал статьи на сайте FIDH

See more news

Вакансія: Мэнэджэр накірунку "Абарона і падтрымка"
27 January 2023, 11:28 AM
Вакансія: Мэнэджэр накірунку "Абарона і падтрымка"
Мэнэджэр мае адказваць за планаванне, развіццё, агульную каардынацыю і рэалізацыю дзейнасці ў пазначаным накірунку, які ўключае некалькі больш вузкіх паднакірункаў.
Научный онлайн-семинар о выходе Беларуси из Факультативного протокола к Пакту о гражданских и политических правах
26 January 2023, 1:00 PM
Научный онлайн-семинар о выходе Беларуси из Факультативного протокола к Пакту о гражданских и политических правах
Центр Конституционализма и прав человека  в рамках цикла научных семинаров приглашает на первый научный семинар.
Новае відэа "Прававой ініцыятывы": "Права на жыццё"
24 January 2023, 11:58 AM
Новае відэа "Прававой ініцыятывы": "Права на жыццё"
Праваабарончая арганізацыя "Прававая ініцыятыва" запісала чарговы відэаролік, дзе папулярна тлумачыцца змест права на жыццё.
Руководство для иностранных граждан по организации работы в Литве Представляем вашему вниманию Руководство для иностранных гра
23 January 2023, 1:15 PM
Руководство для иностранных граждан по организации работы в Литве Представляем вашему вниманию Руководство для иностранных гра
Руководство подготовлено экспертами Института НПО Права (VšĮ „NVO teisės institutas) при поддержке Международного центра некоммерческого права (МЦНП).

Атрымаць падтрымку

Мы б хацелі пачуць, як Беларускі Дом правоў чалавека можа падтрымаць вашу арганізацыю.

Аказаць падтрымку

Дому правоў чалавека імя Барыса Звозскава і яго дзейнасці