Павел Сапелко: «Пытки процветают в тоталитарных государствах именно потому, что противостоять им сложно или почти невозможно»

30 November 2022, 10:31 AM
Павел Сапелко: «Пытки процветают в тоталитарных государствах именно потому, что противостоять им сложно или почти невозможно»

Юрист правозащитного центра «Вясна» в интервью «Салідарнасці» — о том, как противостоять пыткам в заключении, и о том, стоит ли скрывать от общественности информацию о задержании.

— Правозащитникам стало известно, что жена политзаключенного Ольга Анищук, которая уже 24 дня находится под арестом, объявила голодовку в знак протеста против жестокого обращения с ней.

В частности, сообщается о том, что женщина за решеткой уже дважды болела бронхитом, так как содержится в нечеловеческих условиях и спит на бетонном полу. В могилевской ИВС над ней издеваются и оказывают давление — три раза в день заставляют раздеваться догола и приседать.

Как вы считаете, какие есть способы у людей в заключении остановить пытки?

— Как правозащитник я могу сказать, что пытки в любом своем проявлении, как и жестокое и бесчеловечное обращение, запрещены и не могут оправдываться никакими обстоятельствами. Пытки существуют и процветают в таких тоталитарных государствах именно потому, что противостоять им или сложно, или почти невозможно.

Было бы очень хорошо, если бы мы могли сказать: сделайте так и тогда бы пыток не стало, но реальность такая, что любая мера противодействия пыткам имеет свои плюсы и минусы и ограниченную эффективность. Что касается голодовок, это одна из крайних мер мирного протеста против пыток.

Мы понимаем, что теоретически заключенный может отказаться выполнять издевательские распоряжения, которые, по сути, и есть элемент пыток. Заключенный может кричать и требовать передачи ему постельных принадлежностей, но все это может иметь последствия — действия со стороны администрации.

Заключенные это тоже понимают, поэтому выбирают способ голодовок. В некоторых ситуациях они могут наносить себе травмы, кто-то вообще решается на суицид. Не могу сказать, что это хорошие способы. Хорошо предотвращать пытки и не допускать их.

— Поступает информация о том, что часть задержаний, которые сейчас происходят в Беларуси, в том числе и коллег-журналистов независимых медиа, остаются, что называется, за кадром, потому что родственники просят не предавать огласке, не публиковать нигде эту информацию, опасаясь навредить или руководствуясь советами адвокатов.

Как вы считаете, это эффективная стратегия — не сообщать о задержании?

— По моим впечатлениям, которые основаны на многолетнем опыте и адвокатской работе, и работе в качестве правозащитника, и по результатам последних двух лет, нельзя сказать, что есть прямая зависимость между тем, является ли дело освещенным, преданным гласности или рассматривается под завесой тайны.

Человек может получить высокое наказание, сохраняя все в тайне, и относительно мягкое по публичным делам. Самый простой пример — это так называемое «дело хороводов» в Бресте.

Оно находилось под пристальным вниманием правозащитников, общественности, и при всем при этом всем участникам дела назначали наказание в основном в виде ограничения свободы, в том числе без направления в учреждения открытого типа.

В то же время до нас доходит информация о людях, которые уже отбывают наказание в виде лишения свободы за участие в мирных собраниях по статье 342 УК. О них мы не знали на этапах следствия и суда. По какой-то причине эти уголовные дела не предавали огласке.

С точки зрения общественного интереса, безусловно, нам нужно максимально широко и открыто рассказывать про ситуацию в Беларуси и как раз таки эти показатели — количество рассмотренных дел, количество осужденных и политзаключенных — ярко и явно характеризуют ситуацию с правами человека, с репрессиями в Беларуси.

Это, в свою очередь, позволяет широко адвокатировать необходимость принятия мер в отношении Беларуси и ее властей, а также адвокатировать другие важные для политзаключенных вопросы.

Материал с сайта «Салідарнасці»

See more news

Екатерина Дейкало: «Для юридической и исторической значимости это должен быть суд, а не судилище»
23 January 2023, 11:05 AM
Екатерина Дейкало: «Для юридической и исторической значимости это должен быть суд, а не судилище»
Правозащитница — о перспективах создания международного трибунала для расследования преступления агрессии режимов Беларуси и России.
Олег Гулак: Если мы не понимаем, что права человека делают нашу жизнь лучше, то они и не будут работать
23 January 2023, 10:48 AM
Олег Гулак: Если мы не понимаем, что права человека делают нашу жизнь лучше, то они и не будут работать
16 декабря 2022 года экспертка проекта «Пятая республика» Екатерина Кузнецова встретилась для интервью с Олегом Гулаком. Эта беседа оказалась последней для правозащитника.
Сергей Дроздовский: «В Беларуси гуманитарная катастрофа, и люди с инвалидностью оказываются ее заложниками»
30 November 2022, 10:21 AM
Сергей Дроздовский: «В Беларуси гуманитарная катастрофа, и люди с инвалидностью оказываются ее заложниками»
Бывший политзаключенный, руководитель ликвидированного властями просветительского правозащитного учреждения «Офис по правам людей с инвалидностью» — о том, в какой ситуации оказались самые уязвимые категории людей в Беларуси.
Олег Агеев: «Я спросил: «А какое преступление вы хотите раскрыть при помощи карты, изданной в Австро-Венгерской империи?»
11 October 2022, 8:29 AM
Олег Агеев: «Я спросил: «А какое преступление вы хотите раскрыть при помощи карты, изданной в Австро-Венгерской империи?»
Правозащитник Олег Агеев дал интервью «Салідарнасці» в рамках спецпроекта «Портреты».

Атрымаць падтрымку

Мы б хацелі пачуць, як Беларускі Дом правоў чалавека можа падтрымаць вашу арганізацыю.

Аказаць падтрымку

Дому правоў чалавека імя Барыса Звозскава і яго дзейнасці