Понесут ли наказание виновные в пытках? Что такое универсальная юрисдикция

03 April 2021, 4:18 PM
Понесут ли наказание виновные в пытках? Что такое универсальная юрисдикция

Белорусские правозащитники используют механизм универсальной юрисдикции, чтобы сотрудники милиции и ОМОНа, которые пытали людей на протестах в августе и продолжают пытки до сегодняшнего дня, были наказаны за преступления против человечности. Разбираемся, как работает универсальная уголовная юрисдикция.

В августе 2020 года, в первые дни протестов против фальсификации президентских выборов, в изоляторах временного содержания и в отделениях милиции подверглось пыткам огромное количество людей. Сколько именно – сказать невозможно. Масштаб террора потряс всю страну. Примерные подсчеты правозащитников и волонтеров говорят о том, что счет жертвам избиений и унижений идет на тысячи. Пытки, хоть и в меньшем количестве, продолжаются и по сегодняшний день.

Согласно Конвенции против пыток ООН, пытки – это не только знакомые по книгам о Средневековье истязания; к пыткам приравнены и многие действия, которые применяют в местах несвободы в Беларуси: свет по ночам, темные переполненные грязные камеры, лишение матрасов, запрет лежать на нарах днем, лишение переписки, отправка в карцер, и т.д., а также любое жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение.

 

В августе люди, прошедшие через пыточный конвейер, обратились в милицию с заявлениями о возбуждении уголовных дел по факту пыток. Но ни одно дело не было возбуждено. Наоборот: белорусские органы внутренних дел стали заводить уголовные дела на жертв насилия как на «участников» и «организаторов» протестов.

Есть ли способ наказать тех, кто пытал людей, если в Беларуси – правовой дефолт и не работают законы? Белорусские правозащитники и волонтерские инициативы обратились к механизму универсальной уголовной юрисдикции. Что это такое и как поможет привлечь к ответственности и тех, кто отдавал преступные приказы, и тех, кто их исполнял?

Беларусский дом прав человека имени Бориса Звозскова поговорил об универсальной юрисдикции с сооснователем фонда BYSOL Андреем Стрижаком.

Что такое универсальная юрисдикция? Какие именно преступления ей подлежат?

– Этот механизм предусмотрен Конвенцией ООН против пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения. Универсальная юрисдикция позволяет привлекать к ответственности преступников не только в той стране, в которой они их совершили, но и в любой стране, которая ратифицировала Конвенцию. Подписав Конвенцию, государство берет на себя обязательство – то есть, не только может, но и обязано расследовать особо тяжкие преступления против человечности:геноцид, экоцид, пытки…

– Литовская Республика ратифицировала эту конвенцию, и значит, любой человек, пострадавший от пыток или ставший жертвой геноцида, может обратиться в литовскую полицию, чтобы уголовное дело было открыто.

Беларусь ратифицировала Конвенцию против пыток, но не выполняет ее. А если Беларусь объявит о денонсации Конвенции? Смогут ли жертвы пыток обратиться за помощью в другие государства?

– Чтобы дело было открыто в рамках универсальной юрисдикции, нужно, чтобы Конвенцию ратифицировала не та страна, которая применяла пытки, а та, в полицию которой обращается пострадавший.

Почему BYSOL, созданный как фонд, сейчас занимается в том числе и расследованием пыток в рамках универсальной юрисдикции?

– С самого начала создания нашей организации мы работали с людьми, которые оказались жертвами преступлений. В BYSOL была программа помощи релокантам, которые уезжали из Беларуси, и часть из них заявляла, что к ним применялись пытки. Мы изначально не знали, как помочь жертвам пыток; не было понятно, какой механизм использовать. Но благодаря кооперации трех субъектов –  белорусских правозащитников, Офиса Светланы Тихановской и наших специалистов –  был найден действующий инструмент: универсальная юрисдикция. Мы знали, что он существует, но не знали, как его применять на практике. Мы провели переговоры с литовскими официальными лицами и достигли соглашения, что уголовными делами в рамках универсальной юрисдикции будет заниматься Генеральная прокуратура Литвы.

– Для первых кейсов, первых уголовных дел BYSOL выбрал людей, которых мы сами хорошо знаем, знаем их истории о том, как они были подвергнуты физическому, в том числе и сексуальному насилию. Мы познакомились с этими людьми, когда работали с ними как с релокантами.

Могли бы вы описать, как стартовал процесс привлечения к ответственности виновных в пытках? Какие стадии он сейчас проходит?

– Изначально этот процесс начали, как я говорил, белорусские правозащитники, Офис Светланы Тихановской и BYSOL. Первым кейсом был случай Максима Хорошина. (Владелец цветочного магазина в Минске, избитый в отделении милиции при задержании; в том числе и за то, что раздавал цветы протестующим женщинам – прим. БДПЧ) Белорусские правозащитники привлекли к работе литовских юристов, политическим лоббированием занимался Офис Тихановской, а фонд BYSOL оказывал непосредственную помощь конкретному человеку, жертве пыток.

Сколько сегодня в Литве возбуждено уголовных дел по фактам пыток в Беларуси?

– Специфика подхода Литвы в том, что они объединили все эпизоды о пытках в Беларуси в одно производство. И сейчас есть одно производство, в котором находится шесть дел. Все шестеро подали документы с помощью наших специалистов и сейчас они в статусе потерпевших по этому делу. Наши коллеги в Польше тоже пытаются использовать механизм универсальной юрисдикции. Особенность Польши в том, что все беларусы, которые обращаются по поводу пыток, добавляются в уголовное дело, возбужденное по факту пыток в отношении граждан Польши. То есть, на протестах в Беларуси было избито несколько поляков, и Польша завела уголовное дело по факту их избиения. А беларусы включаются в это дело в качестве свидетелей.

Есть ли разница для потерпевших от пыток беларусов, в какой стране будет открыто дело в рамках универсальной юрисдикции?

– Литва – уникальная страна в том, что касается практики проведения подобных процессов. Еще в начале 90-х они возбуждали уголовные дела в рамках универсальной юрисдикции. Это были дела в отношении граждан Российской Федерации. Литва – одна из немногих стран Евросоюза, которая провела полный уголовный процесс в отношении военных преступников, из-за которых погибли люди в 91 году; в частности – против военнослужащих Советской армии. Один из них – генерал Усхопчик – скрывается на территории Беларуси, хотя в отношении его уже вынесен уголовный приговор, связанный с заключением под стражу. Таким образом, у литовцев уже наработана большая практика по дистанционным уголовным процессам.

Пока в Литовскую полицию подано только шесть дел; но потерпевших гораздо больше…

– Литовская полиция сейчас проводит расследование в составе группы из следователей и полицейских. Несмотря на то, что в Литве локдаун и другие карантинные меры, дела движутся быстро. Как только мы накапливаем первичную документацию – то есть, переводим на литовский язык медицинские документы и свидетельские показания потерпевшего, тем самым облегчая работу следствия, - мы сразу же передаем их в полицию, и дело быстро регистрируется. Но поставить на конвейер этот процесс нельзя: первичная обработка информации о пытках связана с психологическим аспектом, и с жертвами разговаривать непросто. Это не быстрое дело: убедить жертву пыток включаться в процесс международной юрисдикции.

Сколько вы планируете подавать заявлений о пытках?

– Сколько сможем. В объединенных базах Байхелпа и Байсола людей, которые обращались за помощью, это не менее нескольких тысяч человек. Сколько из них согласятся идти по этой процедуре, сказать заранее невозможно. Но мы ставим себе целью подать по крайней мере несколько сотен кейсов. Нужно показать массовый характер нарушения прав человека в Беларуси, то, что это были именно пытки. Пытки – преступление, не имеющее срока давности. Эти дела будут расследоваться при любой власти, вне зависимости от возраста на момент расследования тех людей, которые их совершили.  

Какова вероятность, что преступники будут наказаны? Если они не поедут в Литву, это им позволит избежать наказания?

– После того, как пройдет расследование по фактам, изложенным потерпевшими, в качестве подозреваемых либо обвиняемых будут привлекаться те люди, которые  совершили преступления, в том числе и белорусские милиционеры. В случае получения статуса подозреваемого возможно внесение его в список Интерпола.  Это значит, что омоновцу или милиционеру, который есть в списке Интерпола, будет закрыта дорога даже в Турцию: любое пересечение границы будет означать для него задержание и препровождение на допрос или для других следственных действий. Причем не важно, будет ли омоновец или милиционер на момент задержания работать в органах, не будет; не важно, сколько ему лет – дела о пытках, повторюсь, не имеют срока давности.

Приводим юридическую справку от фонда BYSOL.

Уголовно-процессуальный кодекс Литовской Республики предусматривает, что по распоряжению генерального  прокурора проводится досудебное расследование при получении жалобы, заявления или уведомления о преступных деяниях или после выявления прокурором или следователем, осуществляющим досудебное расследование, признаков преступных деяний. В отношении преступлений, уголовная ответственность за которые предусмотрена международными  договорами(ст. 7 Уголовного кодекса), Генеральный прокурор Литвы утвердил рекомендации, предписывающие временное помещение под стражу и проведение неотложных следственных действий в случаях, когда при проверке иностранца возникает подозрение, что он, возможно, совершил преступление против человечности, военное преступление, геноцид или любое иное преступление, указанное в пунктах 2–10 статьи 7 Уголовного Кодекса. Следовательно, с момента когда то или иное лицо вынесено постановление о привлечении в качестве подозреваемого (обвиняемого) в рамках возбужденного уголовного дела по пыткам, данное лицо уже может быть внесено в базу данных Интерпол и объявлено в межгосударственный розыск. 


Несмотря на то, что иностранными государствами преступники выдаются на основании принципа взаимности, фонд BYSOL полагает, что по запросу Литвы преступники будут выданы практически всеми государствами.


На заглавном фото и на фото ниже: минчанин Виталий Алейник, пострадавший в деле о пытках, поданном в литовскую полицию с помощью правозащитников и фонда BYSOL. Видео с рассказом Виталия Алейника смотрите по ссылке.

See more news

Libereco заклікае вызваліць Марыю Калеснікаву і ўсіх палітвязняў Беларусі
15 September 2021, 9:02 AM
Libereco заклікае вызваліць Марыю Калеснікаву і ўсіх палітвязняў Беларусі
Нямецка-швейцарская праваабарончая арганізацыя “Ліберэка” 10 верасня апублікавала адкрыты ліст з заклікам вызваліць несправядліва асуджаную Марыю Калеснікаву і ўсіх палітвязняў.
Гульноза Саід: «Так званыя «расследаванні» беларускіх уладаў – толькі нагода змусіць замаўчаць любое СМІ, якое адважылася распавядаць пра пратэсты»
13 September 2021, 2:13 PM
Гульноза Саід: «Так званыя «расследаванні» беларускіх уладаў – толькі нагода змусіць замаўчаць любое СМІ, якое адважылася распавядаць пра пратэсты»
Праваабарончая арганізацыя «Камітэт абароны журналістаў» (CPJ) 9 верасня выступіў з заявай з нагоды выстаўлення абвінавачвання Ірыне Леўшынай і Дзмітрыю Наважылаву.
Брюс Миллар: «Символ того, чем стали Мария и Максим, переживет всё – что бы ни творили беларусские власти»
07 September 2021, 3:39 PM
Брюс Миллар: «Символ того, чем стали Мария и Максим, переживет всё – что бы ни творили беларусские власти»
Приговор Марии Колесниковой и её близкого соратника, адвоката Максима Знака, к лишению свободы на срок в 11 и 10 лет соответственно является катастрофой для свободы выражения мнений в Беларуси, заявил Брюс Миллар, заместитель директора Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии.

Атрымаць падтрымку

Мы б хацелі пачуць, як Беларускі Дом правоў чалавека можа падтрымаць вашу арганізацыю.

Аказаць падтрымку

Дому правоў чалавека імя Барыса Звозскава і яго дзейнасці